Магазин цифровых товаров. Заходите!

Сиенна Миллер: «В разрушении основ есть что-то романтическое»

Почему ты согласилась работать в фильме Бена Аффлека?
Я мечтала поработать с Беном. Мне понравились его режиссерские работы «Прощай, детка, прощай», «Город воров» и «Операция „Арго“». Особенно последняя: я же абсолютно точно знала эту историю, и все равно, во время сцены в самолете я сидела на краешке стула и не могла оторвать глаз от экрана, гадая, удастся ли им уйти. Он отличный режиссер. Думаю, Бену удается снимать одновременно развлекательные и душевные фильмы. Он заставил меня поверить, что полностью мне доверяет и поддерживает меня. Наверное, это мои самые счастливые съемки.

Интервью

Ева Лонгория: «Чтобы чего-то добиться, надо не бояться рисковать»

Интервью

Лихорадка, змеи, шибари: самые дикие приключения Регины Тодоренко в кругосветке

Расскажи, кого ты играешь в «Законе ночи».
Моя героиня Эмма — эмигрировавшая ирландка, которая оказалась по ту сторону закона, хотя в ее жизни и была толика гламура — выходы «в свет» под ручку с боссом мафии Альбертом Уайтом. Она весьма импульсивна, наверное, эту ее черту я понимаю лучше всего. Одним словом, она меня заворожила, очень любопытный персонаж. А когда мне любопытно, я работаю еще усерднее, чтобы досконально изучить свою героиню.

А что насчет «ревущих двадцатых»? Этот период тебе интересен?
Безусловно. Думаю, это эпоха перемен. Пик революционных изменений после Первой мировой войны. Каждый видел смерть и разрушения, потерял кого-то, поэтому люди того времени жили одним днем. Волосы и юбки становились короче, а корсеты отжили свое. Женщины танцевали, пили — по мне, в этом разрушении основ есть что-то романтическое. Не могу ностальгически приукрашивать тот период, но люблю декаданс, архитектуру, музыку и хаос века джаза. В воздухе витало ощущение остроты жизни, свойственное всем выжившим, оно придавало силу молодежи. И послужило толчком к развитию культуры в том направлении, которое очень близко лично мне.

Сиенна Миллер: «В разрушении основ есть что-то романтическое»

Бен Аффлек и Сиенна Миллер

Какие еще исследования ты проводила для роли?
Помимо изучения исторического периода, я беседовала со многими людьми, включая ирландских эмигрантов в Бостоне, усиленно учила акцент. Как обычно, посредством исследований и разговоров ты конструируешь максимально правдоподобный мир.

И в итоге твой бостонско-ирландский акцент великолепен!
Я работала с потрясающим наставником Джерри Греннеллом, с которым познакомилась на съемках «Казановы» с Хитом Леджером более 10 лет назад. Он из Ирландии и здорово помог мне на этом фильме.

Я хотела, чтобы Эмма зазвучала по‑особенному. Наверное, это самый забавный акцент, который мне довелось учить, и так приходилось говорить постоянно. У Бена тоже был акцент, смотрелось очень весело. Но и в некотором роде помогало, хотя, мне кажется, временами я была грубовата, было в моей героине что-то такое, что позволяло мне говорить все, что я хотела, и не извиняться за это!

Как думаешь, зрителям в кинотеатрах удастся это почувствовать? Твой драйв и веселье.
Надеюсь, что зрителям фильм понравится. Всегда хочется, чтобы люди были тронуты картиной и на два часа перенеслись из современного им мира в экранный. Люблю эскапизм кино.

На какую сцену советуешь обратить особенное внимание?
Думаю, это моя последняя сцена. Один из тех моментов, когда я полностью осознавала серьезность того, что было на страницах сценария. Трудно было быть настолько раскованной, чтобы продемонстрировать уродливость Эммы так, как это делает она, без сожалений, снять маску и открыть себя, как будто тебе все равно, хотя ты чувствуешь себя ровно наоборот. Это сложно объяснить, но что-то подобное случилось в тот день, ты неосознанно это переживаешь, а потом кто-то кричит тебе: «Снято!»

Источник: cosmo.ru


ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

3 × два =